Россыпь Волхов кристалл заказать Константиновске

Литературная группа, давшая рубрике название, существует уже три года, хотя многие ее участники были знакомы раньше, и того ранее началась отраженная в слове история их реальных путешествий.

“Путевой Журнал” — объединение неформальное, состав его свободен. На первой выставке литературы non-fiction (1999), где “Журнал” (в те поры рукописный) выставил свой стенд, собралось весьма многочисленное общество. Среди активно действующих авторов “Журнала”, совместными усилиями объездивших полмира,— Андрей Балдин (главный редактор “Путевого Журнала” и ведущий нашей рубрики), Рустам Рахматуллин, Василий Голованов, Дмитрий Замятин, Владимир Березин.

Здесь будут последовательно печататься эссе представителей разных профессий — литераторов, журналистов, художников, ученых. Их взаимное общение послужило возникновению качественно новой прозы, чьей отличительной чертой становится диалог; этот межцеховой диалог продуцирует неологизмы: градоречие, краевидение и самые различные производные с корнем “гео” — геопоэтика, геологика, географика и проч. Неожиданный монтаж слов подчеркивает существенно важное: каждая из дисциплин ищет внешнего контакта, выхода в больший мир ввиду исчерпанности — или опасности исчерпанности — собственного автономного ресурса. Это в полной мере относится и к словесности.

Перманентное путевое обозрение, которым заняты участники группы, видится не праздной туристской акцией, но акцией творящей, обустраивающей сложный мир, рисующей многомерную карту из насыщенных новым пространством слов.

Литературная группа, давшая рубрике название, существует уже три года, хотя многие ее участники были знакомы раньше, и того ранее началась отраженная в слове история их реальных путешествий.

“Путевой Журнал” — объединение неформальное, состав его свободен. На первой выставке литературы non-fiction (1999), где “Журнал” (в те поры рукописный) выставил свой стенд, собралось весьма многочисленное общество. Среди активно действующих авторов “Журнала”, совместными усилиями объездивших полмира,— Андрей Балдин (главный редактор “Путевого Журнала” и ведущий нашей рубрики), Рустам Рахматуллин, Василий Голованов, Дмитрий Замятин, Владимир Березин.

Здесь будут последовательно печататься эссе представителей разных профессий — литераторов, журналистов, художников, ученых. Их взаимное общение послужило возникновению качественно новой прозы, чьей отличительной чертой становится диалог; этот межцеховой диалог продуцирует неологизмы: градоречие, краевидение и самые различные производные с корнем “гео” — геопоэтика, геологика, географика и проч. Неожиданный монтаж слов подчеркивает существенно важное: каждая из дисциплин ищет внешнего контакта, выхода в больший мир ввиду исчерпанности — или опасности исчерпанности — собственного автономного ресурса. Это в полной мере относится и к словесности.

Перманентное путевое обозрение, которым заняты участники группы, видится не праздной туристской акцией, но акцией творящей, обустраивающей сложный мир, рисующей многомерную карту из насыщенных новым пространством слов.

ВНИМАНИЕ! Все события, изображенные в настоящей книге, являются вымышленными. Любое сходство с реально существующими людьми, персонажами, компьютерными играми и технологиями, случайно и не является скрытой или явной рекламой.

Тяжелая металлическая дверь имела на удивление простой замок. Никаких магических наворотов, чуть ли не замочек на почтовом ящике. Я вскрыл его за пару секунд, и мы очутились в коридоре, ведущем к биохранилищу.

Из темноты раздалось угрожающее рыканье. Прямо к нам направлялись два людомеда. Я еще во внешнем кольце заметил, что людомеды, охраняющие Кубикулум Магисториум, гораздо крупнее и темнее своих общевойсковых собратьев. Так и хотелось их назвать людогризли.

Пока Тога заряжал шокер, я осмотрел лезвие катаны. Все-таки катана - это не шпага, она не рассчитана на фехтование. Читал я где-то, что у самураев любое столкновение клинков в бою считалось проявлением неуклюжести, мол, мечи при этом портились. Но я зря волновался. Ни одной щербинки, оружие даже не затупилось, хотя мне пришлось не раз и не два отбивать удары эльфийского хейхена из легированной стали. Покойный рыцарь Такео сделал мне отличный подарок, я теперь по гроб жизни должен ставить ему поминальные свечки.